Global Education Monitoring Report

Рекомендации

Финансирование

Общемировой объем средств, ежегодно затрачиваемых на образование, составляет приблизительно 4,7 трлн. долл., из которых 65% расходуются в странах с высоким доходом

Chapter 19 PDF

CREDIT: Muse Mohammed/IOM. These Syrian refugee children used International Organization for Migration (IOM) transportation to access this school, which is far away from their camp.

Тремя основными источниками финансирования образования являются государство, доноры и домашние хозяйства. По оценкам, полученным при проведении анализа для подготовки настоящего доклада, общемировой объем средств, ежегодно затрачиваемых на образование, составляет 4,7 трлн. долл. Из них 3 трлн. долл. (65% от общей суммы) расходуются в странах с высоким доходом и 22 млрд. долл. (0,5%) – в странах с низким доходом (диаграмма 18 a), пусть даже в этих двух группах стран детей школьного возраста примерно поровну. На государства приходятся 79% общих расходов и на домохозяйства – 21%. Доноры оплачивают 12% общих расходов на образование в странах с низким
доходом и 2% в странах с доходом ниже среднего (диаграмма 18 b).

ДИАГРАММА 18: На государства приходятся четыре из пяти долларов, затрачиваемых на образование

Доля государства в расходах на образование

В 2016 г. медианные государственные расходы на образование в мире составили 4,6% ВВП, что превышает минимальный контрольный показатель в 4%, установленный в Рамочной программе действий «Образование-2030». По регионам эти расходы находятся в диапазоне от 3,6% в Восточной и Юго-Восточной Азии до 5,3% в Латинской Америке и Карибском бассейне. Медианная доля от общих государственных расходов, направляемых на образование, составила 14%, что ниже минимального контрольного показателя в 15%. Диапазон этой доли по регионам составляет от 11,3% в Европе и Северной Америке до 19,1% в Латинской Америке и Карибском бассейне. В целом расходы 39 из 143 стран не соответствуют ни одному из этих двух контрольных показателей.

Медианная доля от государственных расходов на образование, направляемая на нужды начальной школы, составляет 35% и находится в диапазоне от 47% в странах с низким доходом до 26% в странах с высоким доходом. На глобальном уровне среднее образование получает 35% в виде медианной доли от общих расходов на образование; этот показатель варьируется от 27% в странах с низким доходом до 37% в странах с высоким доходом. Страны в Европе и Северной Америке тратят одинаковую сумму на учащегося начальной школы и послесреднего учебного заведения. Африка к югу от Сахары расходует в десять раз больше средств на учащегося послесреднего заведения, чем начальной школы.

Общественные дискуссии часто уделяют пристальное внимание вопросу негативного воздействия иммиграции  на благосостояние принимающего сообщества. С одной стороны, среди иммигрантов теоретически больше лиц трудоспособного возраста, чем среди местных жителей, однако налоговые сборы с иммигрантов меньше, так как они меньше зарабатывают. С другой стороны, более высока вероятность зависимости иммигрантов от социальных выплат и использования ими таких государственных услуг, как образование. Однако государственные расходы на образование детей иммигрантов правильнее всего рассматривать как инвестицию: они чаще всего обеспечивают больше налоговых поступлений и взносов в систему социального обеспечения, чем получают от этой системы за свою жизнь. Фискальные
последствия иммиграции имеют относительно скромные масштабы – как правило, в пределах 1% от ВВП, будь это со знаком плюс или минус.

Доля помощи в расходах на образование

В 2016 г. объем помощи на цели образования достиг своего пика с 2002 г., т.е. за весь период, по которому имеются данные. По сравнению с 2015 г. помощь образованию выросла на 1,5 млрд. долл., или на 13% в реальном выражении, и составила 13,4 млрд. долл. Две трети этого роста пришлись на базовое образование, тогда как помощь среднему и послесреднему образованию росла медленнее, в результате чего доля базового образования от общего объема помощи на нужды образования достигла максимума и составила 45%.

Однако помощь на цели базового образования не достается тем странам, которые в ней нуждаются в наибольшей степени. Доля помощи базовому образованию, полученная странами с низким доходом, упала с 36% в 2002 г. до 22% в 2016 г. Доля наименее развитых стран, пиковое значение которой в 2004 г. составляло 47%, в 2016 г. сократилась до 34%.

Доля помощи базовому образованию, полученная странами с низким доходом, упала с 36% в 2002 г. до 22% в 2016 г.

С финансовым дефицитом сталкиваются и страны со средним доходом. Кредитование образования в этих странах многосторонними банками развития находится на низком уровне. Например, за период 2002-2017 гг. медианная доля образования от общего объема льготных займов Международной ассоциации развития (МАР) составила 10,5%, но не превысила 6,4% от объема коммерческих кредитов Международного
банка реконструкции и развития (МБРР). Кроме того, доля образования в рамках займов МБРД сократилась с 8,2% в 2012 г. до 4,7% в 2012 г., составив одну четверть от доли кредитов, предоставляемых сектору энергетики и добычи полезных ископаемых (диаграмма 19). По-прежнему на стадии обсуждения находится предложение Международной комиссии по финансированию обеспечения глобальных образовательных возможностей о создании международного фонда для финансирования образования в целях увеличения объема кредитования образования в странах с доходом ниже среднего посредством банков развития.

ДИАГРАММА 19: Доля коммерческих кредитов Всемирного банка на цели образования уменьшилась и продолжает снижаться

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПОМОЩИ КАК СРЕДСТВА ДЛЯ СОКРАЩЕНИЯ МИГРАЦИИ

Мысль о том, что внешняя помощь может уменьшить миграцию, получает определенную поддержку среди политиков. Увеличение реальных доходов в странах происхождения мигрантов ослабило бы главный стимул к эмиграции. Поддержка этой идеи находит отражение в Европейской повестке дня в области миграции и политике ряда стран по оказанию помощи.

Исследование потоков миграции из 210 стран в 22 страны, являющиеся донорами (и принимающими странами), показало, что страны, откуда происходили наибольшие контингенты мигрантов, получали наибольший объем иностранной помощи. Однако причинно-следственную связь здесь трудно установить. Если помощь доходит до бедных семей, она может помогать финансированию миграции. Помощь также может содействовать распространению информации о странах-донорах и уменьшать операционные расходы мигрантов, поощряя эмиграцию. Поэтому не исключено, что политикам следовало бы не возлагать большие надежды на ту роль, которую помощь может играть в сдерживании миграции.

Влияние помощи образованию, в частности на миграцию, очень сложно выявить из-за ее небольшого объема. Даже если помощь образованию внесет свой вклад в уменьшение миграции, вряд ли это произойдет достаточно быстро. Однако образование может играть в вопросах миграции важную посредническую роль в отношениях между странами происхождения мигрантов и принимающими странами. Исследование тенденций миграции из Северной Африки в страны ОЭСР свидетельствует, что обусловленный помощью рост доходов в странах происхождения является стимулирующим фактором для мигрантов с низким уровнем образования. Напротив, сдерживать миграцию может удовлетворенность работой местных государственных служб, включая школы. Гораздо более значимыми факторами, определяющими показатели миграции, являются не уровни помощи, а демографические характеристики стран происхождения – плотность населения, рост городского населения, доля пожилых иждивенцев – и преимущества получения образования в принимающих странах.

Причинно-следственную связь между международной помощью и миграционными потоками трудно установить

ПОВЫШЕНИЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ ГУМАНИТАРНОЙ ПОМОЩИ НА ЦЕЛИ ОБРАЗОВАНИЯ

В 2017 г. годовой объем гуманитарной помощи увеличился четвертый раз подряд, а глобальное финансирование образования в ее рамках достигло 450 млн. долл. Однако доля образования от общего объема гуманитарной помощи составила 2,1%, что далеко от минимального целевого показателя в 4%. В рамках финансируемых потребностей одна из наименьших долей, по сравнению с другими областями, также исторически всегда доставалась образованию. Однако в 2016 г. участники Всемирного гуманитарного саммита взяли новые обязательства в отношении образования в чрезвычайных ситуациях посредством создания многостороннего фонда «Образование не может ждать».

Многослойный характер координационных механизмов, причем как по вертикали (от глобального уровня к местному), так и по горизонтали (между секторами и заинтересованными сторонами) осложняет конфигурацию гуманитарной помощи и еще больше затрудняет увеличение доли образования в рамках реагирования на чрезвычайные ситуации. Координируемые ООН действия организуются по двум направлениям. В планах гуманитарного реагирования (ПГР) указывается страновая стратегия, как правило, на один год. В срочных призывах предлагаются меры реагирования на внезапные чрезвычайные ситуации для удовлетворения безотлагательных потребностей на период от трех до шести месяцев. В ПГР тематика образования ограничена, а в призывах образование зачастую совсем не фигурирует.

Обязательной системы для представления отчетности о расходах на международную гуманитарную помощь не существует, что затрудняет всестороннее отслеживание расходов на образование. База данных Системы кредиторской отчетности Комитета содействия развитию ОЭСР
не содержит разбивки данных по секторам. Добровольная служба мониторинга финансирования Управления ООН по координации гуманитарной деятельности отслеживает сферу образования, но 42% финансирования в 2017 г. указывалось как многосекторальное или межсекторальное либо не уточнялось, что не гарантировало точности смет расходов на образование.

Недостаточное финансирование образования объясняется недостаточностью в ряде областей: политической воли, координации по вертикали и горизонтали, потенциала гуманитарной сферы и механизмов обеспечения информации и подотчетности.

Одно из финансовых исследований 2015 оценило дефицит финансирования, который предстояло бы покрыть международному сообществу, в 8,5 млрд. долл. Это составляет 113 долл. на ребенка, или в десять раз больше той суммы, которая сегодня тратится из расчета на одного учащегося. Фонд «Образование не может ждать» ставит задачу формирования годового бюджета на уровне 1,5 млрд. долл. и увеличения доли образования в рамках гуманитарной помощи на 1,2 процентного пункта к 2021 г. Его партнерам надлежит объединить усилия по мобилизации средств либо путем обеспечения приоритетного характера гуманитарных задач в рамках помощи на цели развития, либо посредством повышения приоритетности образования в рамках гуманитарной помощи.

Планы не должны определяться привычками организаций к осуществлению определенных мероприятий – необходимы действия по обеспечению инклюзивного и справедливого образования высокого качества. Глобальный образовательный кластер разработал руководящие принципы для оценки потребностей. Фонд «Образование не может ждать» в качестве нового важного механизма мог бы укрепить роль этих принципов, обратившись к партнерам с просьбой использовать их при разработке программ и развитии своих
потенциалов.

Оказание гуманитарной помощи серьезно осложняется проблемами координации действий между основными сторонами и в их рамках.
Образование должно занимать одно из центральных мест в планах многосекторальных гуманитарных мероприятий. Во время кризиса
в Бангладеш, связанного с беженцами народа рохинджа, образование было включено в эти планы, начиная с первого этапа  оказания помощи, и предоставление образовательных услуг началось очень быстро. Однако отсутствие координации привело к тому, что
учебные центры порой оставались пустыми, поскольку дети были заняты в других мероприятиях, не связанных с образованием.

 

Совместное планирование также необходимо для сторон, занимающихся гуманитарной помощью и сферой развития. Многосекторальное планирование помогло учесть задачи образования в рамках мер гуманитарного реагирования на кризис беженцев рохинджа, однако не обеспечило их включения в систему образования Бангладеш. Когда кризисы затягиваются и длятся годами, призывы к оказанию помощи не приводят к предоставлению достаточных финансовых средств, а национальные планы в области образования традиционно не уделяют пристального внимания вопросам обеспечения потенциала жизнестойкости или реагирований на кризис. Рамочная основа для планирования краткосрочных гуманитарных мер в поддержку образования должна подкрепляться более структурированными подходами. Примером может служить Уганда, где план реагирования на образовательные потребности беженцев и принимающих сообществ, разработанный правительством и провозглашенный в мае 2018 г., предусматривает ассигнование в течение трех лет 395 млн. долл., что позволит ежегодно обеспечивать образование примерно для 675 000 учащихся из числа беженцев и жителей принимающих общин.

Такие доноры, как Австралия, Канада, Норвегия и Соединенное Королевство, переходят к рамочным программам многолетнего финансирования для обеспечения прогнозируемого предоставления средств партнерам по гуманитарной сфере. Фонд
«Образование не может ждать» разработал инструмент для обеспечения «многолетнего потенциала жизнестойкости», который
направлен на преодоление разрыва между гуманитарной помощью и сферой развития. Уровень подотчетности в области гуманитарной помощи необходимо повысить. Фонд уделяет особое внимание прозрачности и результатам, установив в своей рамочной программе стратегических результатов строгие стандарты, относящиеся не только к конечным итогам, но и, что особенно важно, к характеру работы и ее оперативной эффективности.

Расходы домашних хозяйств

Отсутствие данных о расходах домашних хозяйств на протяжении долгого времени ограничивало возможности для анализа общих расходов на образование. Данные о домохозяйствах СИЮ впервые опубликовал в 2017 г., однако охват этими данными остается ограниченным. Доля домохозяйств в общем объеме расходов на образование в некоторых странах с низким и средним доходом может быть очень высокой, составляя, например, 49% в Индонезии и 50% в Сальвадоре (диаграмма 20).

ДИАГРАММА 20: Расходы домашних хозяйств на образование в некоторых странах с низким и средним доходом весьма значительны

В целом, как представляется, данные о расходах домашних хозяйств от года к году существенно не меняются, за некоторыми исключениями. В Чили массовые протесты учащихся в связи с недостаточным государственным финансированием образования привели к изменению политики правительства. В результате за период 2005-2015 гг. доля домашних хозяйств в общих расходах на образование сократилась с почти 50% до менее 20%.

Предыдущие годы