Global Education Monitoring Report

Рекомендации

Мобильность студентов и специалистов

В мире, который все больше охватывают процессы глобализации, молодые люди проходят обучение за рубежом, а квалифицированные специалисты ищут возможности для применения своих талантов за пределами своей страны. Мобильность квалифицированной рабочей силы сопряжена как с существенными преимуществами, так и с расходами и рисками для людей, учреждений и стран.

Chapter 6 PDF

CREDIT: Fàbio Duque Francisco/GEM Report. A Romanian Erasmus student in Lisbon: ‘My time in Lisbon helped me learn to be more tolerant, and to look past stereotypes’.

Интернационализация высшего образования приобретает разные формы

Интернационализация высшего образования включает «политику и практические меры, используемые академическими системами и учреждениями – и даже отдельными лицами – в условиях глобальной академической среды». Она охватывает передвижения студентов и научно-преподавательского состава, а также курсы, программы и учреждения, оказывающие воздействие на образование дома и за рубежом.

Половина всех международных студентов учится в пяти англоязычных странах: Австралии, Канаде, Новой Зеландии, Соединенном Королевстве и Соединенных Штатах. Процентные доли международных студентов во Франции и Германии возросли, соответственно, до 8% и 6%, отчасти потому, что эти страны все шире предлагают программы послеуниверситетской подготовки на английском языке. 25% всех обучающихся за границей в 2016 г. составили студенты из Китая, Индии и Республики Кореи. Вторым крупнейшим регионом по этому показателю является Европа, на страны которой в 2016 г. пришлось 23% студентов, выехавших на учебу за границу, однако 76% из 900 000 таких учащихся остались в регионе.

Студенты решают, где им получать высшее образование, в зависимости от наличия мест в лучших национальных университетах, своих финансовых возможностей и относительного качества образования дома и за рубежом. Существенным фактором может быть и политика, регламентирующая возможности трудоустройства студентов. В 2011-2014 гг. число индийских студентов в Соединенном Королевстве
упало почти на 50% после того, как новая политика ограничила выдачу рабочих виз учащимся послеуниверситетского уровня; при этом их число возросло на 70% в Австралии и на 37% в Соединенных Штатах. Некоторые страны, включая Германию и Китай, стремятся использовать международных студентов на своих рынках труда для заполнения дефицита местных трудовых ресурсов.

Для университетов основным стимулом для зачисления иностранных студентов служит получение дохода. Сумма средств, которую экономика США получила в 2016 г. от иностранных учащихся, оценивается в 39,4 млрд. долл. В нескольких странах Азии, где рождаемость падает, а население стареет, как, например, в Японии, иностранные студенты помогают сохранить сферу высшего образования.

Мексика и Соединенные Штаты относятся к числу стран, которые используют программы мобильности как средство культурной дипломатии и помощи сфере развития. Некоторые страны, чьи студенты обучаются за границей, включая Бразилию и Саудовскую Аравию, субсидируют учебу в зарубежных университетах в рамках своих стратегий развития. Международный мобильный научно-преподавательский состав могут представлять ученые, которыми интересуются элитные университеты, ученые, нанимаемые для восполнения местного кадрового дефицита, или «ученые-нерезиденты», продолжающие работать в странах, где они получили свои научные степени. Институциональная мобильность может становиться причиной сокращения традиционной мобильности учащихся, однако отвечает интересам большего числа студентов с различными образовательными потребностями. Доступ к образованию расширяется благодаря онлайновым курсам массового открытого обучения, особенно в развивающемся мире. Возможности для получения международного образования у себя в стране предоставляют оффшорные, трансграничные и не предусматривающие границ программы, в том числе филиалов университетов и региональных образовательных центров.


Согласование стандартов и признание квалификаций способствуют интернационализации высшего образования

Для содействия мобильности учащихся учреждения могут устанавливать сложные партнерские связи и заключать соглашения, касающиеся, например, сдвоенных и совместных программ с присвоением степени, зачета результатов учебного процесса, создания стратегических партнерств и консорциумов. Страны стремятся к обеспечению все большей согласованности стандартов и механизмов обеспечения качества на двустороннем, региональном и глобальном уровнях.

Введение общих стандартов степеней, мер по обеспечению качества, механизмов признания квалификаций и академических программ
мобильных обменов дало Европе и странам-партнерам возможность для создания в 2010 г. Европейского пространства высшего
образования (ЕПВО). Это стало кульминацией процесса, который был начат в 1999 г. в Болонье с участием Европейской комиссии, Совета
Европы, высших учебных заведений, учреждений, занимающихся вопросами аттестации, студентов, преподавателей и работодателей, в
настоящее время представляющих 48 стран. Лиссабонская конвенция о признании регламентирует вопросы признания квалификаций в
отношениях между странами ЕПВО и к настоящему времени ратифицирована 53 государствами.

Над подобными инициативами работают и другие региональные органы, включая Ассоциацию стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и
Восточноафриканское сообщество. Страны Латинской Америки и Карибского бассейна на своей третьей Региональной конференции по
высшему образованию пришли к договоренности об укреплении региональной интеграции в этой области. В развитие таких инициатив
ЮНЕСКО разработала проект Глобальной конвенции о признании квалификаций высшего образования для принятия в 2019 г.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИЕЙ ОПЫТА ЕВРОПЕЙСКИХ ПРОГРАММ СТУДЕНЧЕСКИХ ОБМЕНОВ

Институционализация программ студенческих обменов на региональном уровне значительно расширяет возможности для краткосрочной мобильности учащихся. В рамках программы Erasmus, которая была создана в 1987 г. и на базе которой в 2014 г. была разработана программа Erasmus+, студенты на протяжении 3-12 месяцев проходят обучение в другой европейской стране, а учебные заведения у них дома засчитывают это время при присвоении им степеней. Эта программа направлена на расширение межкультурных знаний учащихся, их навыков и возможностей для трудоустройства, а также на укрепление социальной сплоченности в Европе.

Примерно девять из десяти участников этой программы сообщили, что она позволила им повысить уровень своих адаптивных возможностей, открытости и толерантности. Есть данные, свидетельствующие о том, что мобильность европейских учащихся расширяет их возможности для трудоустройства. Однако оценки, учитывающие детерминанты студенческой мобильности, дают более нюансированную картину в том, что касается вопросов справедливости. В программе Erasmus+ в 2015/16 учебном году в Соединенном Королевстве приняли участие примерно 4,4% студентов, чьи родители имели высшее образование, по сравнению с 2,8% студентов, уровень образования родителей которых был ниже. Этот разрыв на протяжении времени увеличился.

В 2015 г. АСЕАН и Европейский союз приступили к осуществлению программы поддержки высшего образования в регионе АСЕАН со стороны ЕС (SHARE), предназначенной содействовать гармонизации региональных систем высшего образования. Препятствия на пути роста мобильности возникают в связи с несогласованностью усилий региональных заинтересованных сторон. В отличие от Европы, системы зачета результатов учебного процесса в странах АСЕАН широко варьируются.


Признание квалификаций специалистов позволяет в полной мере воспользоваться преимуществами международной мобильности трудовых ресурсов

Признание навыков специалистов содействует получению максимальных преимуществ от миграции квалифицированной рабочей силы. В странах ОЭСР квалификация более чем одной трети иммигрантов с высшим образованием превышает требования, установленные для их рабочих мест, тогда как среди местных жителей этот показатель составляет одну четверть. В Соединенных Штатах упущенные доходы иммигрантов с высшим образованием, выполняющих работу, которая не соответствует их высоким квалификациям, могут обусловливать ежегодные потери от неосуществленных налоговых поступлений на сумму 10,2 млрд. долл.

Однако системы признания квалификаций зачастую носят недостаточно разработанный или фрагментарный характер и не отвечают потребностям мигрантов. Связанные с ними процессы сложны и требуют много времени и затрат, так что заявки на признание квалификаций подают далеко не все. Для повышения эффективности работы в этой области учреждения, занимающиеся вопросами аттестации, лицензирующие органы и академические институты могли бы пойти по пути гармонизации требований и процедур. Правительства могли бы обязать учреждения придерживаться справедливых, прозрачных процедур и передовой практики. Повысить охват и эффективность помогло бы и установление юридического права на признание, как, например, в Дании. Закон, принятый в 2012 г. в Германии, предоставляет иностранцам возможность для признания их квалификации, вне зависимости от их резидентского статуса или гражданства.

Мигранты, чьи квалификации не признаны, не имеют права заниматься регламентируемой профессиональной деятельностью, например, преподаванием или уходом за людьми, которые в этом нуждаются, несмотря на наличие вакансий во многих принимающих странах. Помочь здесь может частичное признание. От претендентов можно было бы потребовать сдачи экзамена, работы на протяжении определенного времени под соответствующим надзором или невыполнения определенных функций. Директива ЕС, касающаяся профессиональных квалификаций, предоставляет некоторым группам специалистов с утвержденными квалификациями возможность для работы в странах Европейского союза. Введение и осуществление такого автоматического признания требует серьезных политических обязательств и
ресурсов, так что подобных соглашений не много.

МИГРАЦИЯ УЧИТЕЛЕЙ СВЯЗАНА С ПРЕИМУЩЕСТВАМИ И РИСКАМИ

Причины для миграции учителей могут включать низкую заработную плату, безработицу, политическую нестабильность, плохие условия труда и отсутствие инфраструктуры. Однако преподавание зачастую является регламентируемой профессиональной деятельностью, заниматься которой можно только при условии соблюдения национальных квалификационных требований, что ставит проблемы перед мигрантами.

Поскольку регламентация преподавательской работы часто касается языковых навыков, многие крупные миграционные потоки сложились между странами с общим языком и общей культурой. Учителя из Египта и других арабских стран, привлекаемые высокими зарплатами, внесли свой вклад в развитие систем образования в странах Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. Сегодня здесь вместо арабского языка в качестве языка преподавания вводится английский, и на смену учителям из Египта и Иордании приходят англоязычные преподаватели.

Миграция учителей может создавать эффект домино в отношении нехватки преподавателей в странах их происхождения. Например, Соединенное Королевство привлекает учителей из таких стран, как Южная Африка и Ямайка. Южная Африка, которая сама испытывает дефицит преподавателей, в свою очередь, набирает их за границей, особенно в Зимбабве. В последние десятилетия отток учителей распространился и в странах Карибского бассейна, не в последнюю очередь в результате активных усилий по найму преподавателей из этих стран, прилагаемых Соединенным Королевством и Соединенными Штатами.

Потери для стран, откуда эмигрируют учителя, могут быть весьма существенными, как с точки зрения средств, вкладываемых в подготовку и образование учителей, так и систем образования в целом. В связи с этой проблемой разрабатываются международные инициативы, признающие интересы стран происхождения учителей, такие, как протокол стран Содружества о найме преподавателей. Однако он выступает в качестве кодекса поведения, не имеющего обязательного характера, и не препятствует отдельным учителям в их желании эмигрировать.

Международный наем учителей – это доходный бизнес, привлекающий коммерческие агентства. Их деятельность редко становится объектом подробной регламентации, и они могут взимать большую плату за подбор рабочих мест для учителей или сообщать им неправильную информацию. В свете этого звучат требования регистрировать агентства по найму в странах эмиграции и иммиграции учителей.

УТЕЧКА УМОВ МОЖЕТ БЫТЬ ОПАСНОЙ ДЛЯ БОЛЕЕ БЕДНЫХ СТРАН

Доля эмигрировавших высококвалифицированных специалистов составляет свыше 20% в немногим более чем одной четверти из 174 стран и территорий, включая Гренаду и Гайану в Латинской Америке и Карибском бассейне, Албанию и Мальту в Европе и Эритрею и Сомали в Африке к югу от Сахары (диаграмма 5).

Более богатые страны активно конкурируют друг с другом за привлечение квалифицированных специалистов, в результате чего возникает обеспокоенность, что эмиграция может сдерживать развитие стран происхождения эмигрантов в результате утечки умов. Однако она сопровождается не только переводом заработанных эмигрантами средств оставшимся дома семьям, но и ростом инвестиций в домашние системы образования. Проведенный при подготовке настоящего доклада анализ показал, что коэффициент миграции высококвалифицированных специалистов на уровне 14% максимально позитивно воздействует на накопление человеческого капитала. Если учесть характеристики стран происхождения и принимающих стран, то мы увидим, что перспективы эмиграции в итоге ведут к притоку умов в 90 из 174 стран.

В некоторых странах, особенно в Азии, больше эмигрировавших граждан возвращается в свою страну, приобретя высокую квалификацию за границей, чем там остается. Филиппины ввели политику в поддержку возвращающихся граждан.

ДИАГРАММА 5: В ряде стран эмигрирует более одной пятой высококвалифицированных специалистов

ТЕХНИЧЕСКОЕ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ЯВЛЯЕТСЯ ОДНИМ ИЗ СРЕДСТВ ПОДДЕРЖКИ МИГРАНТОВ И БЕЖЕНЦЕВ

Предназначенные для мигрантов и беженцев программы технического и профессионального образования и подготовки (ТПОП) связаны с двумя проблемами.

Во-первых, доступ мигрантов и беженцев к приобретению навыков посредством ТПОП ограничивается многими факторами. Изначальная безработица, нестабильная занятость и несоответствие квалификации имеющейся работе снижают окупаемость средств, вкладываемых мигрантами в формирование навыков. Не имеющие документов мигранты и просители убежища могут не иметь и законного права на работу, как, например, в Ирландии и Литве, что уменьшает стимулы для прохождения профессиональной подготовки. Многообразный характер провайдеров и отправных точек сможет осложнять ориентацию в системе ТПОП. Однако провайдеры ТПОП и государственные службы занятости могли бы для приобретения мигрантами рабочего опыта обеспечивать установление ими контактов с соответствующими работодателями. В Германии наставники, работающие с прибывающими иммигрантами, помогают малому и среднему бизнесу в вопросах найма квалифицированных работников из их числа; в 2016 г. подготовкой был охвачен 3 441 беженец.

Во-вторых, возможности беженцев для получения достойной работы или дальнейшего образования и подготовки подрывает непризнание их предыдущего обучения. Вероятность того, что при мигрантах и беженцах будут находиться дипломы и свидетельства, невелика, а степени в области ТПОП могут иметь меньше трансграничных аналогов, чем академические степени, в силу большей вариативности систем профессионального образования. В 2013 г. Норвегия ввела процедуру признания квалификаций лиц без подтвержденной документации. Более половины беженцев, чьи навыки были признаны, в 2013 г. либо нашли соответствующую работу, либо продолжили свое образование. Признанию, сертификации и аккредитации также может способствовать межправительственное сотрудничество. Соглашения о признании национальных квалификаций заключены между Сирийской Арабской Республикой и Египтом, Ираком, Иорданией и Ливаном.

Предыдущий год